Знакомство в италии калабрия сицилия

Отдых на Острове Сицилия

знакомство в италии калабрия сицилия

Сицилия и Калабрия - это пересечение путей с востока на запад и с «милого Путешествие это, на первый взгляд, знакомство с бытом и историей. Знакомства онлайн в Италии. Знакомьтесь и встречайтесь с новыми людьми в Италии. Более млн человек ищут любовь на Badoo!. Реджо ди Калабрия считается одним из самых старинных городов на остров Сицилия. Маршрут «Реджо ди Калабрия – Мессина».

А вечером солнце садится прямо в море. Пользование всей инфраструктурой комплекса - бесплатное. Восемьдесят процентов - русскоговорящие. Остальные - итальянцы,чехиполяки,англичане Основная масса с детьми. Детки разного возраста - от двух до четырнадцати. Все быстро находят общий язык и совместные занятия по интересам. Целыми днями гасают по территориииграются в разные игры, носятся на великах и самокатах такчто родители их не видят и не слышат по пол дня. В целоми комплексом, и отдыхом в нём мы остались очень довольны.

Для неспешного семейного пляжного времяпрепровождения - самое. После несколькодневного отлёживания боковмы выехали в близлежащий Пиццо. Вообще, по-итальянски pizzo — это либо кружево, либо регулярный платёж в пользу мафии.

знакомство в италии калабрия сицилия

И то, и другое в качестве названия города звучит странновато. Как и большая часть калабрийских прибрежных городковкак бы разделен на две части.

Основной городок расположен сверху прибрежной скалы. Улочки верхнего уровня каскадами спускаются к морю и пляжупостепенно переходя в нижнююпляжную зону с набережной. Пляжи в Пиццо поделены на такие вот маленькие, уютные бухточки с белым песком. В верхней части города можно прогуляться по узеньким улочкам. Конечно же выйти на центральную площадь. Полюбоваться на нижнюю часть города с пляжами со смотровой площадки здесь же на площади. А вечером это выглядит. Спустится чуть ниже полюбоваться крепостью, в которую в своё время был заточен и позже расстрелян маршал Мюрат.

И со смотровой площадки у крепости полюбоваться городом в огоньках на склоне скалы. А вдоволь нагулявшись, вернуться на площадь, чтобы здесь наконец- то отведать знаменитое тортуфокоторое изобрели в Пиццо по случаю приезда какого-то высокопоставленного гостя.

Тортуфо может быть таким А может быть и совершенно другого вкуса и цвета с разной начинкой. Но по сути и классике жанра - это большой шар шоколадного или орехового мороженого, покрытый какао или шоколадной стружкой и с темно-шоколадной начинкой внутри.

В некоторых кафе внутри у него жидкий шоколад, который начинает вытекать, как только вы разломили шарик. В любом случае - это очень вкусно и сладко. Ну, а налопавшись десертов можно дальше бродить по узким уютным улочкам городка, наслаждаясь этой сонной атмосферой юга, когда кажетсячто замерла сама природа и город застыл в каком - то средневековье. И главное - местнымкажетсяэто нравится и они ничего не спешат изменить.

Им хорошо и. Городок ещё известен своей скальной церковью Педдигротта, которую не строилиа выдалбливали в туффе на самом берегу песчаного пляжа, спасшиеся во время кораблекрушения моряки.

В один из деньков поехали пляжиться в Тропею. Городок считается жемчужиной калабрийского побережья. В принципе так оно и. Конечно, смотреть в Тропее нечего достопримечательности можно сосчитать на пальцах одной рукида, собственно, и не нужно: Очень красивое бирюзовое моребелый песок, домики вырастающие прямо из скал.

Ото всюду, со всех смотровых площадок, открыточные виды. Символом Тропеи является церковь Святой Мариирасположенная у моря, на скале. Пляжи в Тропее удивительные, с мелким белым известняковым песком, находятся с двух сторон той скалы, на которой расположена церковь Святой Марии.

В скале есть множество гротов и небольшой, скрытый пляж, доступный только со стороны моря пешком до него не дойти. Пляж справа от скалы. Череда пляжей слева от скалы. Купались на всех пляжах.

знакомство в италии калабрия сицилия

Везде песочек мягенький, вход в море пологий - глубина нарастает постепенноно не сильно медленно. Чудесны все пляжипросто где -то людей побольше ,где -то поменьше. Вдоль пляжей проходит небольшая набережная пешеходная зона.

Справа от скалы пешеходная зона переходит в узкий тротуар прямо под стенами города. Домакак - будто вырастают из скалы. Но по вечерам все промеднадничают в исторической части городка на скале. Как и любой античный город он богат маленькими, узенькими улочками и древними церквями.

В историческом центре города, особенно на его главной улице находится большое кол-во кафе, ресторанов, баров и морожениц. И всё таки главная вишенка Апулии - это её народ, который попадался на нашем пути. Кадры здесь решили абсолютно всё в пользу данного региона. В первую очередь обмолвлюсь о наших хозяевах. Семейство, представленное мужем Освальдо, женой Лукрецией, сыном Кармино и безымянной бабушкой жили в одной половине дома, а другую сдавали. По утру, выкатив старушку-мать на солнце греть ревматизмы, Лукреция шла на море.

Возвратившись, она приносила нам что нибудь вкусное в подарок и с бесконечно улыбающимся лицом что то щебетала на итальяно. Отрешённая, непосредственная, немного блаженная эта улыбка придавала её красивому облику некоторую, что ли, неотмирасегошность. Лукреция была не молода, но ещё очень свежа. Её руки были изящны, хоть и использовались постоянно в домохозяйстве. Я целовал эти руки не единожды.

Красота её имела явное ответвление от южноитальянских стандартов. Позже выяснилась что в её бурное итальянское море втекает полноводная варшавская речка.

Путешествие в Италию (Calabria-Sicilia)

Она задаривала нас, она улыбалась, она щекотала наших бимби. Она была как родная. Лукреция собирала коллекцию безделушек и я подарил ей, в порыве, все гжельские сувениры, которые специально под турне ездил закупать на завод.

Её муж, Освальдо, обладал шикарным баритоном с пикантной хрипотцой. Он говорил тихо в отличие от многих итальянцев. Утром он починял некое подобие примуса, иногда пропадал где то, возможно на работе, а вечером приходил перекинутся парой слов, всенепременно прихватив с собой килограмм "бест оф зе пулья".

знакомство в италии калабрия сицилия

Я нахваливал его вино, местное масло, пасту и овощи. Он же рассказывал мне сколько раз Балотелли попал в английскую перекладину, затем переходил, вдруг, на религию. Смешно басил, изображая православных священников, которые служили намедни в пещерах Моттолы.

Так как мы перекрёстно не владели каким то общепонятным языком, то приходилось по большей части играть в крокодила, то есть применять пантомиму. В сложных случаях мы подключали его сына Кармино, который нахватался верхушек англ. Толмач наш однако вскорости разочаровал нас, и мы вышли в открытый космос диалога на импровизированном языке.

Мы говорили с ним о религии, о Боге, о Николае угоднике, об Апулии и России, о футболе, о баб женщинах, о молодёжи, и даже вскользь коснулись такой деликатной темы как guerra. Безымянная бабушка не хотела признавать моё невладение итальянским и порою что то усердно рассказывала. И ещё она периодически ковыряла ложкой в баночке, точно наши старушки.

Сын Кармино где то работал, а по вечерам закрывался с пацанами в сарае, откуда вскорости отчётливо тянуло каннабисом. Прочие старушки-мужики-женщины-девушки Апулии так же проявляли к нам искреннее неравнодушие. В первую очередь их поражали русопятые мордочки наших детей. Представьте человек идёт мимо и вдруг подходит к вам в упор. Проявляя бурную радость он хватает Варьку, щекочет, целует её руки, немало не смущаясь тем фактом, что руки эти только что покинули детский, достаточно слюнявый рот.

Далее, нарушая уже ваше интимное пространство, народ хлопает вас по плечам, иногда хватает за талию и что то говорит, говорит, говорит И представьте себе, такую деревенскую непосредственность я успел запечатлеть у себя на родине.

Я был тогда дошкольником, люди не закрывали двери и соседи заходили запросто, не постучавшись, стреляли соль и масло. Едва познакомившись, брали тебя в охапку как родного, потому что знали твою старушку, а ты автоматом становился и их внучком Почему мы незнакомы даже с соседом по этажу?

Почему страну накрывает сплошная, беспросветная угрюмость? Или это только в центре так? Как советовал мне товарищ mkor, я пересел на велосипед.

Однажды в разговоре с Освальдо я рассказывал ему как у нас на полях сеют одуванчики и о своей тоске по колхозу. Освальдо вскочил, поковырялся в гараже и выволок оттуда крутейший шоссейный лисапед с такими узенькими колёсами для скорости. Он назвал его суперджет, потом порылся в памяти и выудил слово МиГ. Этот Миг был предоставлен мне в бессрочное пользование на безвозмездной основе.

На таком агрегате я делал шестидесятикилометровые пробеги легко и непринуждённо, правда до ломоты, пардон, в булках. Выехав в пять утра я уже наблюдал на полях хлеборобов и виноградарей.

Войдя поглубже в пшеничное поле от удовольствия я ревел как лось, провоцируя окрестных собак на грубость. Я вспоминал картинки из детства, когда кукурузой и рожью устилали подмосковные и татарские поля.

Визуализировав труд землепашцев, увидев их потные лица, я вновь ощутил цену хлеба. И пока я крутил педали я очень много размышлял о роли сельского хозяйства, о последствиях пренебрежительного отношения к. Вот наше мудрое правительство ввязывается в опасную перепалку со всем миром, а на случай эмбарго мондиале хлебный вопрос не решило.

Воевать с поставщиками провианта - это уж слишком по руссски.

знакомство в италии калабрия сицилия

Картинки с велопробегов И ночлежка Выход за пределы адажио Ессно, высидеть всё время у моря мы не смогли. Попробовали подискутировать куда поехать. Катя хотела в пещеры Кастелланы, я настаивал на Матере и настоял на своём. В критичные моменты я фиксирую либерализм намертво, а тут как раз был критический случай, ибо непосетить Матеру я не. Бог с ним без ночёвки, бог с ним без Мурджии, но хоть одним глазком.

Кстати, не такой уж я и монстр. Жену люблю и уважаю. Пещеры посетили на обратном пути из Сицилии, да ешё и в Алберобеллу заехали.

А вобче то говоря, голубя ругают зря А вообще то говоря, с Матеры всё и началось. Матера явилась первотолчком, идейным вдохновителем, корпуc де тур, так сказать, к которому приросли, впоследствии, руки, ноги, голова. Лечу я, значит, нашими оранжевыми авиалиниями, вынимаю из кармашка бортовой журнал, а тем центральная тема номера - Базиликата. А центральная тема этой центральной темы - Матера. В полный разворот, днём и ночью, под палящим солнцем и шапкой снега.

В это лютое троглодитство я влюбился моментально и долго мусолил журнал уже дома, сидя на Далее я изобрёл тур, приделав к Матере всё остальное. Барометр в тот день сошёл с ума. Погода переходила от дождя к солнцу трижды, что придавало Матере все возможные оттенки. Мечтал посмотреть ночную подсветку, но для себя определил, что ребёнка я люблю больше чем Матеру и мы уехали из города засветло к антибактериальной терапии, хранимой в холодильнике Освальдо.

Короче весьма поверхностное знакомство, но хвала Господу за то, что дал мне возможность с такой лёгкостью реализовывать задуманное Генеральный прогон перед вылетом из гнезда Вот они - лютые троглодиты.

Тубза, спальня, кухня, семеро по лавкам, ослик, куры - всё в одной пещере. Расселили это пещерное царство только после войны. Ещё успели, в качестве вечернего променажа, съездить в Монтескальозу, горный городок в Базиликате. Погода была хмурая и окрашивала Базиликату в те тона, в которых я ожидал её увидеть. Именно такой я и представлял себе Луканию: Вообще, за это путешествие очень многие ожидания оправдались. Жители оказались не такими гордыми и не были завёрнуты в чёрные бурки. Мы прибыли в городок воскресным вечером.

Из репродукторов звучала аве мария, и, о боже, это было посильнее чем Фауст Гёте. В переулках нас провожали удивлёнными, но дружественными взглядами брошенные мужчинами женщины. По всему было видно как им хотелось поговорить с редкими странниками, но от скромности они ограничивались бонжурами.

Куда же делись мужики спросите вы? По воскресеньям в таких традиционных уголках происходит так называемая великая стариковская агглютинация. Старики, вывалившись на улицу из своего гнезда, моментально слипаются в роты, роты склеиваются в полки, и всё это неминуче превращается в стариковские воскресные дивизии. Выйдя воскресным вечером на улицу, у старика нет никаких шансов избежать попадания в этот бурный стариковский поток.

И он встречает неизбежность стойко при полном параде и в пасхальных брюках. Хочешь, не хочешь, а традиция. Ниже виды городишки, соседствующие с видами Базиликаты-Лукании. Стариковский взводик на пьяццо с орлом. Бриан - это голова. Я бы ему пальца в рот не положил. На подъезде к Монтескальозо. Обратите внимание на левую и правую башенки.

Слева - колокольня аббатства Михаила Архангела, а справа водонапорная башня, по максимуму вписанная в ансамбль. Аббатство и стратегически важная водонапорка, замаскированная под коммуналку, каковой она отчасти и является. Небо, крыши, аве мария Наша лошадь, наша бык, наша баба и мужик.

Когда я загружал в машинку детей и тёщу, я приговаривал, как Портос своей лошадке: Дальше будет ещё тяжелей" - и догружал наш грандиозный багаж.

Что посмотреть на Сицилии

Ватерлиния нашей посудины оседала, рессоры скрипели, но зверь не унывал и рвал с места как самец архара, идущий в лобовую атаку. На следующее утро, эта зверюга делала большой, трёхсоткилометровый бросок. Мы покидали наш маленький сосновый рай и направлялись в Калабрию.

Постепенно покинув равнину мы проходим слева от свирепого горного Поллино, затем перевалив нагорье Сила, вышли на большак А3, на трассу, демонстрирующую вышеописанное могущество инженерной мысли. Из Апулии практически сразу попадаем в Базиликату, отхватившую себе небольшой кусочек ионики. Проезжаем древние Метапонт и Сибарис, где когда то сибаритствовали сибариты и вот уже она, Калабрия, со своими густыми горными лесами.

Что то такое колхидское, геленджикское, кавказское есть в этой Калабрии. Ещё час и мы уже идём вдоль фантастического Тирренского моря. За день пути мы наблюдаем такую сумасшедшую смену картин, которую не смогли бы увидеть на родине и за трое суток дороги. Целая вселенная умещается в эти км. Дорожная ситуация до боли напоминает ситуацию на наших дорогах. Здесь, на юге Италии, принято вешать венки на отбойник. Водители моргают встречным, предупреждая о засадах, а засады эти устраиваются с такой изощрённой коварностью, что нашим бегемотикам можно и поучиться.

Водители двух машин могут встать окно к окну, перекрыв тем самым движение на крупной развязке, и что примечательно, никто не гудит. Все ждут когда они наговорятся. Степень соблюдения дурацких правил, типа скоростного режима и двойной сплошной, находится на хорошем турецком уровне. Казалось ещё чуть чуть и нам посчастливится вступить в перепалку с первым европейским автохамом, но этого не произошло.

Сицилия и Калабрия: пересечение путей

Обедаем в заповеднике Сила. Сила - это сила. Сила - это волки, чуть ли не последние волки в Италии. Сила это мачтовый лес и озера. Сила это что то такое цветущее и запредельно сказочное, и я всем советую хотя бы просто проехаться по этому нацпарку, даже в ущерб времени, потому как серпантин, который ведёт сюда, просто таки ужасающ тёщина терминология.

Поливаем лес Не волки конечно, но Начну с того, что из всех теле и радиоточек периодически доносились сведения о некоем мафиози - грозе местных предпринимателей, коммерсов, туристических барыг, девелоперов и прочих беззащитных тружеников.

Далее сообщалось что буквально вчера "обезврежен он и, даже, он пострижен и посажен".

знакомство в италии калабрия сицилия

Затем на экране гарцевали бравые кавалергарды. Их фуражки имели крутизну залома, сравнимую с аналогичным показателем палубы авианосца Адмирал Кузнецов. Лица пацанов, которые открыто накуривались в нетуристских закоулках, были откровенно кровожадны и решительны.

Тут уже без шуток, я такие рожи очень хорошо знаю. От конфликтов выручал, возможно, статус молодого отца. В городе Вибо Валентия, на его окраинах, водятся вот такие типЫ Инстинкт самосохранения не позволил мне сфотографировать данного персонажа анфас, но если бы вы увидели его фасад, то ваш взгляд привлекла бы рыжая цЕпочка толщиною с палец.

Возможно на мохнатой груди возлежал не менее грандиозный гимнаст. Очень часто местные были одеты во всёпосто, тем самым стирая границы между русскими и европейскими. Наверное вы обращали внимание как быстро за бугром выкупают нас, русских. Смею предположить, что заслуга гардероба в этой идентификации носит не последнюю роль. Обычно европейцы одеваются не так как мы, с некоторым врождённым вкусом, что.

Здесь же были все равны: Однажды мы расположились на пляже санта мария рядышком с двумя молодыми мамками. Вокруг них прыгала и скакала маленькая девочка и я, проявляя искреннее чадолюбие, подошёл угостить её сливами. Со стороны было похоже что я подкатил к мамкам. Тут же вскочили их мужики и встали в стойку, но быстро оценив ситуацию парни остыли и заулыбались.

Чуть позже они собрались пообедать огромной многоголосой итальянской кучей, полилось вино, зазвучала песня. После третьего куплета мне поднесли стакан, и я со словами "Вива Италия" опрокинул его в себя как рюмку водки, вызвав бурные аплодисменты. Отказываться было грешно, мог и обидеть. Однако по-кавказски дикое желание мужиков вырвать кадык нахалу, я чётко зафиксировал и более таких вольных выпадов не допускал. В общем типичные наши южане, которые порою неадекватно бурно и веселятся и проявляют агрессию.

Но не подумайте чего, всё вполне безопасно. Просто во избежание не стоит обнюхивать окраины. Причём нехорошо могут сделать в подворотне абсолютно любого государства. В Калабрии витает дух и. Я думаю для туристов он материализуется в угрозу в последнюю очередь. Другая чисто местная тема проявилась в гастрономической плоскости. Если в Апулии вкусно было всё, то здесь кухню дополняли чётко выраженные специалитеты. Первой фишкой явился чиппола росса, он же чипполино, он же красный лук.

По типу ялтинского лука, здешний лук возведён в статус местечкового идола. Продается на каждом углу и растёт на каждом пятачке. На двоих с тёщей мы безжалостно изничтожили килограмма три-четыре, а то, что не смогли сожрать, извините, увезли домой.

Мы ели его сырым в салате, тушили с рагу, жарили и добавляли в пасту Просто невероятно, какое у простой луковицы может быть внутреннее богатство.

Слегка припускаете пару красных луковиц, порезанных кольцами, зашвыриваете в пасту и заправляете всё это соусом песто позеленее. Вторая фишка - это ндуя. Пожароопасная колбаса, приготовленная из содержимого свиньи и грандиозного количества жгучего перца. Колбаса характеризуется мягкой консистенцией, типа паштета и колоссальной, восточно азиатской, остротой. Губы мои высохли и потрескались, желудок издавал стонущие звуки, даже печень недовольно ворчала, но душа требовала ндуи.

Уже с утра я готовил некое огнедышащее мужицкое хлёбово, включающее в себя лук-чеснок-томаты-ндую и то, что осталась со вчерашнего ужина. Но на пятый день я признал поражение и выбыл из состязания с ндуей по состоянию здоровья. А покупать колбасу мы ездили специально в Спилингу, родину её производства. Находясь не так уж и далеко от туристической резервации под названием капо Ватикано, деревня эта уже достаточно глуха и по хорошему мрачна.

Под проливным дождём перемещаются полупрозрачные старушки без зонтов. Люди провожают непонимающе удивлённым взглядом. Мерзость запустения соседствует с новой церквушкой. Почему наша туриндустрия окрестила Калабрию детским курортом я догадываюсь с трудом. Возможно, в связи с малой плотностью достопримов в сравнении конечно родителям ничего не остаётся как торчать с детьми на море. Ландшафт здесь явно не детский. Калабрия, на мой взгляд, очень круто подходит для пеших прогулок, для кулинарных турне, для размеренного отдыха на природе, но как детский курорт Ландшафт, как я уже заметил, напоминает наше причерноморье и остров мадеру одновременно.

Погода такая же несдержанная как и местное население. Палящее солнце оперативно замещалось бурными осадками.

Калабрия, самая полная информация о Калабрии

Однажды, ночная гроза бушевала три часа подряд. Складывалось впечатление что ты лежишь в окопе, а вокруг кульминация курской битвы, к которой ты вскорости привыкаешь и засыпаешь под непрекращающейся канонадой. И главное в Калабрии нас всегда сопровождало чувство окружающего беспорядка во всём, хаоса, недоделанности и легкого пофигизма. Причём без конкретных проявлений. Просто вокруг всё было не устроенным что ли, произведенным вчера и ещё не прошедшим испытание временем. Это касалось всего окромя нашей гостиницы.

Поздним вечером мы с трудом разыскали вход в наш агротуризм. Помог нам в этом соседний дедушка фермер, который на своей панде вывез нас козьими тропами. Агротуризм находится на окраине посёлка Рикади, рядом с мысом Ватикано, на возвышенности и в километрах трёх от моря. В таком формате я отдыхал впервые и ожидал немного другого. Не разочаровался, а просто недовпечатлился.

В маленьких городках, где все друг друга знают, незнакомку часто сопровождают неприлично пристальным взглядом жгучих маврских очей, но это не означает что народ здесь нецивилизованный, наоборот — очень много образованных, знающих людей. Однажды я, посещая Ачи Кастелло, встретила там гида и поэта Давида Арико, который, узнав, что я русская, очень обрадовался, быстро откуда-то вытащил напечатанные странички со стихами Арсения Тарковского, Марины Цветаевой, написанные на русском и итальянском, мы их читали — я на русском, а он на итальянском, все нас слушали и это было на крыше древнего замка, стоящего на вершине отвесной скалы, возвышающейся над Ионическим морем… Мурашки по коже, ощущение счастья и гордости за то, что я принадлежу великому русскому народу!

Яркие южные звёзды над головой, величественный Кафедральный Собор, сияющий диск луны, казались сверхъестественной декорацией, обрамляющей танец. Балерина буквально парила над сценой, охваченная восторгом от того, что её окружало. За ужином, они, как бы невзначай, узнают, что именно Олег является автором фресок под куполом Кафедрального собора в Ното! Вот такие неожиданные встречи могут произойти.